Отдел продаж
+7 (3452) 65-25-25
Заказать звонок


Новости компании

«Надо менять штрафную систему и наказывать лихачей»




Какое поведение водителя на дороге нужно считать «опасным»? Как регулировать агрессивное вождение с юридической точки зрения? И какой должна быть идеальная система штрафов? На эти и другие вопросы ведущему «Коммерсантъ FM» Петру Косенко ответили автоюрист, адвокат общественного движения автомобилистов «Свобода выбора» Сергей Радько и руководитель общественной системы «Обеспечения безопасности дорожного движения» Константин Крохмаль в рамках программы «Действующие лица».

«Во всех цивилизованных странах термин "опасное вождение" уже есть»

Сергей Радько о «шашечниках» на дороге: «Даже когда я смотрю по сторонам, я, честно говоря, не наблюдаю активной игры в "шашечки" либо резкого торможения. На самом деле, резкое торможение на сегодня не наказуемо. Если человек играет в "шашечки", это может быть квалифицировано как непредоставление преимуществ другим участникам движения, потому что при перестроении он обязан это делать.

Но, к сожалению, почему-то за это у нас не наказывают, и в этом основная проблема. Я думаю, что я максимум подам звуковой сигнал и поеду дальше. Конечно, я не буду кричать, выходить на разборки, стрелять и так далее — это абсолютно ни к чему. Потому что причин, по которым человек затормозил, может быть очень много. Может быть, у него какая-то неисправность».

Константин Крохмаль о неожиданном торможении автомобиля: «Я просто с жалостью смотрю — наверное, у человека что-то случилось. Если человек действительно провоцирует ситуацию, это сразу видно, что водитель неадекватен или копит адреналин, или выплескивает его. Дело в том, что основная масса людей, которые притормаживают, или напуганы, или не сориентировались. Надо обязательно посмотреть, какой это регион, и попытаться читать водителей, которые едут с вами по дороге, как книгу, а не просто тупо смотреть на трассу, на мигающую полосу на дороге, а именно читать водителей: посмотреть на регион, какая машина и так далее.

Тем более, сейчас трафик движения у нас в Москве достаточно небольшой, я имею в виду по скоростному режиму, и времени достаточно. За городом трудно, когда летишь на скорости 120 км/ч или 90 км/ч, ориентироваться и читать машины, а здесь можно спокойно. Как правило, смотришь и видишь: или там девушка сидит, или какой-то регион заблудился, потерялся и так далее. Надо снисходительно относиться и быть умнее. А "шашечники" сразу видны».

«Агрессия и опасное поведение — это морально-этические категории»

Константин Крохмаль об агрессивном вождении: «По поводу агрессивного вождения — как объяснить это другим людям? Водитель, который выходит из автомобиля, автоматически становится пешеходом. Вот вы идете по Тверской, по Арбату и так далее — вы идете все в одном ритме движения. И вдруг кто-то начинает бежать, расталкивая всех локтями. Его сразу все замечают — он начинает толкаться и так далее. Вдруг там мамочка какая-то с коляской, беременная женщина… То же самое можно спроецировать на автомобильную дорогу. Все едут так же — в определенном потоке. Есть скоростной режим, он специально ограничен по полосам. Если, например, на Тверской на тротуаре нет этих полос — один двигается быстрее, медленнее, хотя в некоторых странах я это видел. На дороге это есть — пожалуйста. Это сразу же заметно. Вот что значит агрессивное вождение.

Первый раз понятно — может быть, адреналин, может быть, торопится или еще что-то, если он выбивается как-то из общего потока. Но если он это делает постоянно, постоянно "прокачивает свой адреналин", постоянно провоцирует ситуацию, окружающих и делает так, что прямо или косвенно влияет — а косвенно влияет как? Посмотрите: проехал — ничего не случилось. Едет какая-то девочка — у нее стресс от этого произошел. Через какое-то время она поворачивает, не вписывается в поворот и врезается в столб. Да, этот водитель не виноват. Но причинно-следственная связь говорит о том, что этот стресс повлиял на нее. Вот чем это опасно».

Сергей Радько об объективности: «То, о чем мы говорим, агрессия, опасное поведение — это категории морально-этические. Если мы эти морально-этические категории попытаемся внести в строгие юридические формулировки, то 99% людей, которые, как вы говорите, никогда не сталкивались с юридической системой, имеют все шансы с ней столкнуться. То есть сотрудник ГИБДД — объективный, допустим — остановит вас и скажет: "Я видел, как вы километр назад кому-то моргнули фарами, потом два раза перестроились, а потом резко остановились". Он составит протокол, который вы можете подписывать, можете не подписывать. Протокол, составленный инспектором, и написанный им рапорт для любого суда, для любого начальника будет единственным неопровержимым доказательством того, что вы виновны».

«Поздно воспитывать автомобилистов, когда уже седые волосы»

Сергей Радько о скрытых дорожных патрулях: «Причиной их введения было то, что работа ГИБДД должна меняться в соответствии с меняющимися дорожными условиями. Инспекторов на дорогах почти не стало, их почти всех убрали, камеры справляются далеко не со всем. Кстати говоря, один специалист мне сказал, что в Москве всего три камеры видеофиксации, которые могут фиксировать нарушения правил перестроения и тому подобное. Все остальные камеры заточены либо под превышение скорости, либо под езду на выделенке.

И если все камеры научить штрафовать за нарушение правил маневрирования, — те самые пресловутые "шашечки" или "дрифт", — если они будут каждому дрифтующему и играющему в "шашечки" на дороге присылать штрафы, может быть, никакого нового термина и не потребуется, ибо те нормы, которые есть, не действуют. Проблема воспитания лежит за рамками закона, те морально-этические принципы, которые у нас есть, у каждого свои. Я заметил, что в последнее время стали много пешеходов пропускать, и не из-за повышения штрафов, — их пропускают даже не там, где инспектора стоят и наблюдают, а во всех местах».

Константин Крохмаль о модернизации системы штрафов: «Дело в том, что эти инициативы действительно космические, космический уровень для нас — введение скрытых патрулей, которые полностью в ряде стран решают вопрос по безопасности. 98% решается именно этим. Взять, к примеру, Францию, Америку и так далее. У нас это было заявлено, действительно вначале был отток, но самое страшное, самое негативное, что у нас есть в увеличении штрафов, — идет тенденция отката. И эта тенденция просто специфическая, приведу пример: это специфически российская ситуация, в любых других странах этого не наблюдается. Вспомните, ремни безопасности — сейчас пристегиваются меньше. Пешеходный переход вспомните — через какое-то время, буквально в прошлом году, был вал того, что не пропускали в Москве и особенно в Петербурге, культурной столице, я сам это видел. У меня было интервью на петербургском телевидении, и я затронул эту проблему. У нас действительно идет отток, и люди начинают расхолаживаться. Поэтому ситуация должна быть еще более ужесточена. Нужно штрафы делать в зависимости от стоимости автомобиля. Если на Porsche — 500 тыс. и т. д.».



Лента новостей